Победить онанизм

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Победить онанизм » НЕФОРМАТНИК » Позитивные рассказы из жизни


Позитивные рассказы из жизни

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Решил создать такую тему. Вообщем если Вам попадется хороший рассказ, добавляйте его в эту тему...

...Заболел  император.  Ужаснулась  свита,  обрадовалась  свита.  Недуг
приковал  его к  постели. Лекари стали его лечить. День ото дня они пытались
что-то сделать, но лучше не становилось!
     Проходили  дни, проходили  месяцы,  проходили  годы,  а  он  как  лежал
парализованный,  так и  лежит. Столько  государств  он покорил, какие народы
поставил на колени! Завоевав полмира, он оказался бессильным перед болезнью.
Однажды от беспомощности он пришел в ярость:
     -- Всем  лекарям, которые не смогли меня  вылечить,  отрубите головы  и
сложите их на городской стене.
     Прошло время.  И  километры стен побелели  от иссушенных черепов ученых
мужей. Однажды император позвал своего главного визиря:
     -- Визирь! Где твои лекари?
     -- О, мой повелитель! Их больше нет. Вы же сами приказали казнить их.
     -- Неужели не осталось ни одного?
     --  Да.  Не осталось ни одного  достойного Вашего  взора  врача во всем
государстве.
     -- Так им и надо...
     И  опять  потянулись долгие  безрадостные дни.  Однажды император снова
спросил:
     -- Визирь, помнишь, ты сказал, что не осталось лекаря, достойного моего
взора? Объясни, что это значит.
     --  Мой  повелитель,  в  нашем  государстве  остался  один-единственный
лекарь. Он живет тут неподалеку.
     -- Он умеет лечить?
     --  Да,  умеет.  Я  был  у  него  тогда,  но  он  такой  невоспитанный,
некультурный, он такой грубиян! Как рот откроет,  так слышна отборная брань.
А недавно он сказал, что знает секрет лечения самого императора.
     -- Тогда почему ты мне не сказал?!
     -- Но  если я  его приведу.  Вы, мой повелитель,  меня  казните  за его
поведение.
     -- Обещаю, что не сделаю этого. Приведи его сюда! Через некоторое время
визирь привел лекаря.
     -- Говорят, ты умеешь лечить? В ответ молчание.
     -- Почему молчишь? Отвечай! -- приказал император.
     -- Мой повелитель, я запретил ему открывать рот, -- сказал визирь.
     -- Говори, разрешаю! Что? Неужели твоих способностей хватит, чтобы меня
вылечить?!
     -- Не  твое  собачье дело! Ты можешь усомниться  в моих способностях по
управлению  государством,  потому  что  ты  --  царь.  Но  почему  ты  своим
государственным  умом лезешь в медицину? Как ты  можешь разбираться там?  Ты
велик в своей работе, но в медицине ты ничем не лучше сапожника.
     -- Стража!! --  яростно заревел  император.  -- Отрубите ему  голову...
Нет...  Сначала  посадите  на  кол, потом  облейте  кипящим  маслом, а потом
разрубите на мелкие кусочки.
     За всю жизнь никто ни разу  не осмелился даже намеком допустить что-то,
выходящее  за  рамки дворцового  этикета,  и тем более  так отвечать  самому
императору!
     Стража схватила лекаря, заломила  ему руки и  потащила  к выходу, а он,
глядя через плечо, с издевкой сказал:
     -- Эй! Я твоя последняя надежда! Ты можешь меня убить, но кроме меня не
осталось никого, кто смог  бы  тебя  вылечить. А я могу сегодня же поставить
тебя на ноги.
     Император сразу остыл:
     -- Визирь! Возврати его.
     Лекаря вернули.
     -- Начинай лечить. Ты сказал, что сегодня же поставишь меня на ноги.
     --  Но сначала ты должен принять три моих условия, только после этого я
приступлю к лечению.
     Подавив очередной приступ ярости в себе, сжав от злости зубы, император
процедил:
     -- Говори!
     -- Прикажи, чтобы перед воротами  дворца поставили самого  быстроного в
твоем государстве скакуна и небольшой мешочек золота...
     -- Зачем?
     -- Это подарок, я очень люблю коней.
     -- Если  ты меня  вылечишь,  я  подарю тебе  табун  из сорока  лошадей,
нагруженных мешками с золотом.
     -- А это потом, потом... Следом отправишь. Второе мое условие, чтобы во
время лечения никого не осталось во дворце.
     -- А это еще зачем?!
     --  Во время  лечения  тебе может быть больно, ты будешь кричать, чтобы
никто не видел тебя слабым.
     -- Хорошо. Что еще?
     -- Третье, чтобы твои слуги  под страхом смерти  не приходили на  зов и
только через час приступили к исполнению твоих приказаний.
     -- Объясни!
     -- Они могут помешать мне, и лечение не будет доведено до конца.
     Император  принял  условия  лекаря  и  велел всем  уйти из  дворца. Они
остались вдвоем.
     -- Начинай!
     Что  начинать,  старый  ты осел? Кто тебе сказал, что я умею лечить? Ты
попался в мою ловушку. У меня есть час времени. Я так давно ждал подходящего
момента,  чтобы наказать тебя, кровосос ты поганый! У  меня есть  три давние
мечты,  три заветных  желания. Первое  --  это плюнуть на  твою  королевскую
морду!
     И  лекарь  от всей  души,  смачно  плюнул императору  в  лицо.  Побелел
повелитель  от  негодования  и  беспомощности,  понимая,  в  какой  ситуации
оказался.  Он  начал  шевелить  головой, чтобы  как-то  противостоять такому
неслыханному изощренному хамству!
     --  Ах, ты гнилое  бревно, старый  вонючий  кобель, ты еще шевелишься?!
Тьфу  на тебя  еще раз! Вторая моя мечта  была... О-о-о! Как  давно  я хотел
пописать на твою императорскую рожу!
     И он начал осуществление второго заветного желания.
     --  Стража!! Ко  мне!! -- взревел император,  но  захлебнулся мочой. Он
стал  отворачивать  голову от струи,  начал  тянуться плечами,  чтобы зубами
вцепиться в ноги своего  оскорбителя.  Стража  слышала зов повелителя, но не
посмела нарушить его приказание.
     -- Ах ты, дохлая скотина, -- сказал лекарь и пнул его ногой.
     Император  получил удар и  почувствовал  боль.  Он вдруг вспомнил,  что
рядом  у подушки оружейная стойка. Сейчас он  схватит свой кинжал и полоснет
по  его по  ногам.  Движимый единственным желанием наказать оскорбителя,  он
начал тянуться к стойке.
     --  Ты,  оказывается,  еще можешь  шевелиться?  -- презрительно заметил
лекарь. -- Третья моя мечта...
     Но  когда  император  услышал  тре-е-етью  мечту  этого самозванца,  он
заревел,  как  раненый  зверь, заскрежетал зубами!  Титаническим  усилием он
сдвинулся  с места, сполз с ложа и, упираясь локтями в  пол, извиваясь, стал
подтягиваться к оружейной стойке...
     Зарублю, -- рычал император, -- сам, лично разрежу на мелкие кусочки!!!
     Поднявшись  на  ватных  ногах,  держась за  стены, он смог добраться до
стойки. Дрожащими  руками  вытащил меч и когда повернулся назад,  никого  во
дворце не было... Он еле доплелся до крыльца.
     Ах,  как он пожалел,  что попался в  ловушку этого  подлеца и отдал ему
самого  быстроногого скакуна. Поняв  всю безысходность  своего  состояния, с
трудом подошел к  первому попавшемуся коню, попытался подняться  в седло. Но
силы не  те! Силы  не те! Он зубами схватился за гриву, подтянулся на слабых
руках и сел в седло.
     Проснулся  дух  великого  воина,  проснулся  дух  великого  повелителя,
проснулся дух великого полководца.
     -- Где он? -- закричал император стоящим неподалеку слугам.
     Но те, боясь произнести хоть слово, кивком головы указали на дорогу, по
которой ускакал беглец.
     Император пустился  в погоню. С каждой минутой  он чувствовал,  как сил
становится больше  и больше. Он  выскочил  из городских ворот  и  устремился
дальше, пролетая милю за милей.
     И вдруг вспомнил: "Боже! Двадцать лет я не сидел  в седле! Двадцать лет
не видел  перед собой  гривы  коня! Двадцать  лет не  держал  в  руках меча!
Двадцать лет не ощущал на лице порывов ветра!"
     Вдруг  он  услышал  за  спиной  давно  забытые  звуки.  Топот  копыт  и
восторженные крики приближались. Сотни его полководцев  скакали вслед за ним
на лошадях, обнажив мечи и крича:
     -- Да здравствует император!
     Когда они доскакали до него,  то  увидели, что тот валяется  в дорожной
пыли, дрыгая руками и ногами, еле дыша от безудержного хохота:
     -- Ах,  ты  лекарь,  твою  мать..! Ах, ты  сукин сын! Заслужил  ты свой
караван золота!

М.С. Норбеков

+1

2

Давайте сейчас уйдем от главной тематики налево! И, надэ-эюсь, отдохнем
в горах.
     В свое  время  мне  пришлось  работать  в  одной  организации,  которая
обслуживала бывших шишек на ровном месте -- номенклатуру.
     Хотя  все  они  были  уже на  заслуженном  отдыхе,  но  все же  в  нашу
организацию  приходили с  гонором. У них  была очень высокомерная, степенная
походка,  как  у ребенка,  который  давным-давно  наложил в штаны и  об этом
забыл.
     Одним словом, сошел с коня, а  седло между ног забыл вынуть! Каждого из
них мы знали, как облупленного.
     Однажды мой коллега, указывая на одного пациента, сказал: "Этот человек
здоров".  Я не  поверил, потому что  хорошо  его знал.  Это  бывший министр,
который вот  уже много лет страдал запущенной формой болезни Паркинсона. Это
поражение мозга, знаете, да?
     Один из  симптомов заболевания  проявляется  у  таких больных  в полном
отсутствии мимики. Лицо становится маской.
     Обследовав его по полной  программе, пришел к выводу, что он  здоров. Я
начал спрашивать: "Где и как Вы лечились?"
     Он мне  рассказал о каком-то Храме, но, если честно, тогда я  не придал
этому  особого   значения.  И  хотя  все  записал,  через   некоторое  время
благополучно об этом забыл.
     На следующий  год во время профилактического осмотра мы обнаружили, что
к  нему  присоединилось еще  четверо  уважаемых  стариканов. Они  много  лет
страдали    неизлечимыми     заболеваниями,    а     теперь    были     "как
огурчики".Оказывается,  пенсионер-министр  их  тоже  отправил туда,  где сам
вылечился.
     Теперь я был серьезно озадачен. Все это  не укладывалось в рамки  моего
мировоззрения, сложившегося за годы практики.
     На этот раз я все подробно расспросил и тщательно записал.
     Оказалось, что в горах есть Храм Огнепоклонников, где каждые сорок дней
принимают  группы  людей, жаждущих излечения,  главным образом летом, потому
что зимой туда невозможно добраться.
     Во мне созрело решение отправиться туда и увидеть собственными глазами,
как происходит  чудодейственное  исцеление. Мы договорились поехать вместе с
моими   приятелями:   режиссером   и   телеоператором.   Они   работали   на
республиканском телевидении и делали программу "Мир вокруг нас".
     В  назначенный  день к  ночи  добрались до  места встречи. Наша  машина
уехала. Транспорт для дальнейшего передвижения нам пообещали предоставить. И
вдруг узнаем, что этот транспорт -- ишаки.
     К Храму  ведет горная дорога  и надо, оказывается, 26  км топать пешком
или  ехать на  ишаках. Но  так как  мы приехали позже всех, то  на троих нам
досталось два ишака.
     Я  начал агитационную атаку. Говорю: "Вы когда-нибудь  по горам  пешком
ходили? Давайте попробуем".
     Оператор  был   очень   грузным  мужчиной,  весом  в  130  кг  с  пятью
подбородками и огромным пузом. Но, несмотря на  это, романтик в нем оказался
еще жив. Поэтому  большинством голосов  мы первое "препятствие" благополучно
преодолели.
     Они  погрузили на  ишаков  всю  аппаратуру,  и  мы пошли.  Первым начал
хныкать  я,  потому что у  меня были  городские туфли,  которые  очень скоро
протерлись.  Ноги начали  болеть.  Но  я все-таки  шел  и думал:  "Раз такие
больные  вылечились,  то, записав каждый  рецепт, я  в  городе  буду великим
врачом".
     А  потом,  пройдя  десять  километров, оператор  сел посреди  дороги  и
сказал:
     -- Все! Хоть убейте, пойду обратно. Мы его стали уговаривать:
     --  Какая  разница,  куда идти? Назад  пойдешь,  те же 10  км  придется
топать, что и вперед. Так уж лучше вперед!
     Уговорили.
     Пришли мы где-то в полночь. Нас разместили, устроили. На следующий день
разбудили в 11 часов. Собрали всех и говорят:
     -- Мы  просим вас в нашем Храме не грешить,  кто  не  выполнит просьбу,
будет помогать нам по хозяйству -- воду носить.
     Оказывается,  грехом в  этом  Храме считается  ходить  хмурым.  То-то я
обратил внимание на монахов.
     Они  ходят с такой легкой  улыбочкой и стан у них ровный-ровный, как  у
кипариса, если быть точным, как будто палку проглотили.
     Получается, мы должны все время улыбаться. Мы все  послушали, чуть-чуть
поулыбались,  а  через  две  минуты   старая  привычка  ходить  с  городской
физиономией, вечно кислой и недовольной, взяла верх.
     И вообще я ожидал  увидеть  позолоченные  купола и тому подобное, а там
такие маленькие  аккуратненькие домики и все. Правда у  них  постоянно горит
огонь. Они поклоняются огню и Солнцу. Но на Храм совсем не похоже.
     Случилось  так, что монахи нашли такое  место, где из-под земли выходит
природный газ, и здесь, на вершине скалы основали свой Храм.
     Я начал спрашивать:
     --  Когда начнете  принимать больных,  ставить  диагноз?  Когда начнете
лечить?
     Узнаю.  Оказывается, здесь вообще никого  не принимают и  не лечат. Это
стало для меня первым ударом.
     Второе, наш транспорт, т.е. ишаков, забрали хозяева.  С такими баулами,
как у нас, далеко не уйдешь. Попались!
     Мало того, что оказались в Храме, где  никто никогда никого  не лечил и
лечить  не собирается,  и уехать оттуда  не можем!  Да  еще  нужно  ходить с
дурацкой улыбкой на лице, когда внутри все клокочет от злости и досады!
     Вижу, оператор как-то пристально  смотрит  на  меня, как  будто  что-то
задумал. А режиссер с иронией в мой адрес:
     -- Куда ты нас привел, ученый ты несчастный?..
     А мне самому-то каково?!!
     Потом начались концерты. Человек пятнадцать из тридцати сразу пошли  за
водой. Мне  тоже досталось, потому  что... В общем, сами  понимаете  почему!
Пришлось идти "помогать по хозяйству".
     Отвесная вертикальная скала шестьсот метров, а по  серпантину 4 км туда
и 4 км обратно. Это по такой-то дороге мы поднимались сюда прошлой ночью?!
     Когда я это увидел, у  меня чуть  выкидыш не  случился!  Представляете?
Мало  того, что эта  вертикальная  стена выше  Останкинской  башни, да еще в
некоторых местах мы шли по бревнам, забитым в скалу.  Эти бревна действовали
как разводные мосты, преграждая в свое время неприятелю путь в Храм.
     С  собой  необходимо  было  нести  шестнадцать  литров  воды,  да  пять
килограммов весил сам кувшин. В общей  сложности вверх по  такой  дороге нам
предстояло  тащить  21 кг. Удобнее  всего  в таких  условиях нести  груз  на
голове. Вот тогда-то я узнал об истинном назначении позвоночника.
     Позвоночник нужен для того, чтобы голова не упала в трусы!
     Я  отправился первый раз  и вернулся в  Храм  около четырех-пяти  часов
вечера очень уставший, но с улыбкой на лице на всякий пожарный случай. Вдруг
ко мне подходит один из монахов и так приветливо говорит:
     -- Сходите, пожалуйста, еще раз.
     -- Почему?!! Я же уже  сходил!!!  --  и  чувствую, что от  ужаса у меня
начинаются родовые схватки, несмотря на то, что я мужчина!
     -- Когда Вы поднимались. Вы уже несли с собой грех.
     -- Нет, я улыбался!  -- от  отчаяния начал я спорить. Представьте себе,
только  что пройти  8 км, накануне --  26 км, без ужина,  без  завтрака, без
обеда. Ноги разбитые, опухшие, гудят от усталости, а тебе говорят "еще раз"!
Подохнуть можно!!!
     -- Идемте, мы Вам кое-что покажем.
     В  одном  из  окон  я  увидел  наблюдателя  с  биноклем  и  понял,  что
препирательства бессмысленны. Все,  кто поднимался с грузом, были у него как
на ладони. Пришлось идти обратно.
     Я  пошел вниз  и  время от  времени, вспоминая свою  глупость,  яростно
вопил: "А-а-а...!!!"  Попал в какое-то место,  где сидят  идиоты и надо мной
издеваются!!!
     Теперь  я улыбался  зверской  улыбкой  и  каждому  встречному  говорил:
"Улыбайся,  придурок, они сверху в телескоп смотрят! За консультацию  плесни
пол-литра воды в мой кувшин". Теперь  в моей посудине уже что-то плескалось.
Я немного посидел, чтобы время прошло, и пошел обратно.
     Вот, оказывается, почему, когда я спросил своих пациентов, чем и как их
лечили, они с улыбкой ушли от ответа: "Понимаете, это трудно объяснить".
     Перед воротами я себя поймал на том, что уже темно, но я улыбаюсь. Ну и
хорошо, а то вдруг у них еще есть прибор ночного видения?!
     Голодный,  изможденный,  еле  доплелся  до   своей  кельи  и  только  с
облегчением  вздохнул, убрав идиотскую улыбку с лица  (лицо же устало!), как
вдруг спиной почувствовал на себе чей-то взгляд. Сердце екнуло.
     Снова растянув рот до  самых ушей, я резко развернулся и увидел... Кого
бы Вы думали?
     Себя!
     Оказывается,   на   стене   висело  зеркало.  Лицо   было  осунувшееся,
запыленное, со следами ручейков пота и неестественно широкой улыбкой.
     Вот тогда-то со мной случилась истерика. Я безудержно и громко хохотал.
Скулы свело,  живот  болел, а я  никак  не  мог  успокоиться. Я хохотал  над
абсурдностью ситуации, которую сам себе создал.
     На  шум  прибежали  мои приятели, оператор с режиссером, и сначала тоже
начали гоготать, а потом, насмеявшись  вдоволь, как-то странно стали на меня
поглядывать...
     С каждым днем людей, таскающих воду, становилось все меньше и меньше. И
через неделю не осталось никого. Потом нас собрали и говорят:
     -- Спасибо,  что  вы приносите свет в наш Храм. Если вам нужна вода, то
можете взять ее там.
     Открывают калитку  на территорию  Храма и указывают на каменный  домик.
Гостевая  половина   была   отделена   от   монашеской   территории  стеной.
Оказывается, внутри этого домика есть родник. Они построили его, чтобы зимой
родник не замерзал.
     А кувшин с водой -- это специально  выдуманный способ доведения простой
истины до мозгов через ноги.
     Оказывается, каждый,  кто приходил в этот  Храм,  считал себя умным,  у
каждого были свои амбиции. Чтобы выбить из нас все наносное, служители Храма
придумали такой способ "лечения" высокомерия.
     Я тоже туда пришел со своим уставом, начитанный, напичканный знаниями и
кое-какими способностями, которых  нет  у  других.  Они придурки,  а я такой
умный!
     Всего за неделю из меня тоже "выколотили"  всю дурь. За одну неделю они
сделали меня человеком!
     Там я встретился с  самим собой.  Мне опять  стали  интересны цветочки,
букашки, муравьи. На четвереньках ползал, наблюдал, как они ходят, перебирая
ножками. Мне  казалось, что я один вдруг почувствовал себя ребенком. Смотрю,
с  другими  происходят те  же  вещи. Мы  забыли  все  свои  ранги,  а  самое
интересное,  заметили,  когда все улыбаются,  то городская  мимика,  некогда
привычная для нас, теперь стала восприниматься как отклонение.
     Вы  видели когда-нибудь,  чтобы  взрослые люди  играли  в детские игры?
Смешно, да? А мы играли. Это вообще было для нас естественным состоянием.
     Потом  я  начал  обращать  внимание  на  то, что  говорили  люди:  "Мне
полегчало. Мне стало лучше".  Я связывал это  с  погодой,  природой...  горы
все-таки! Только потом пришел к выводу, что главный секрет связан с  мимикой
и осанкой.
     На  сороковой  день я  пришел  к настоятелю  Храма  и  сказал: "Я  хочу
остаться здесь".
     -- Сынок,  ты молодой.  Не думай, что  мы тут от хорошей жизни. Монахи,
находящиеся здесь, слабые люди. Они не  в состоянии оставаться чистыми среди
грязи.  Они  не  приспособлены  к  жизни,  сынок,  и  вынуждены  убегать  от
трудностей. Мы  существуем для того, чтобы  вы могли взять  и дальше  в душе
понести свет. Вы люди сильные, у вас есть иммунитет.
     Я  начал  что-то  говорить,  а  потом, в конце  концов,  сказал: "Но я,
наверное, единственный из группы, кто пришел к Вам".
     -- Ты один из последних.
     Оказывается, почти все из нашей группы уже успели побывать у настоятеля
с просьбой остаться. Понимаете?
     Спустя  сорок дней мы покинули  Храм. На обратном пути  нам встретилась
группа людей, жаждущих исцеления, как и мы сорок дней назад. Елки-палки!  Ну
и рожи! Это была толпа людоедов, которая набросилась на нас:
     -- Помогло? Чем болел? Что дают? А всем помогает? Я ответил:
     -- Каждый получит по заслугам!
     Смотрю на нас -- на них, на нас -- на них. Мы все улыбаемся...
     Вдруг почувствовал,  что отодвигаюсь. А они тоже, как-то шарахаются как
от  прокаженных.  Рядом  со  мной,  опираясь  на  руки  своих сыновей, стоял
восьмидесятилетний старик. Он сказал: "Неужели мы были такими же?!"
     Когда  я  приехал  в  город,  увидел   толпу  бездушных,  безразличных,
абсолютно индифферентных людей,  которые  вечно куда-то торопятся,  сами  не
знают, куда и зачем. Было  очень тяжело опять привыкать к городскому  образу
жизни.
     Во мне что-то изменилось раз  и навсегда.  Я вдруг почувствовал  себя в
театре  абсурда,  и   жизнь,  протекающая  в  городе,  показалась  пустой  и
никчемной. Невозможно было смотреть на эти лица.
     Если бы Вы знали, как дискомфортно я  чувствовал себя!  А ведь  недавно
сам был таким же, как и они.
     Потом, когда я вышел на работу, мне надо было  проверить, действительно
ли вся суть выздоровления  в улыбке и осанке? А вдруг дело в погоде, климате
или каких-либо других внешних условиях?!
     И в спортзале поликлиники мы организовали занятия.
     Пригласили пациентов-добровольцев  из числа тех, кто находился у нас на
учете, объяснили им задачу и начали тренировки.
     По часу-два в день занимались. Просто ходили  по  спортзалу с  улыбкой,
сохраняя осанку. А удерживать-то все  время  улыбочку знаете как тяжело?! Не
верите?!
     А  Вы  попробуйте на улице улыбаться  и  осанку  прямую держать,  сразу
почувствуете на себе  тако-о-е давление  окружающего мира! Вам  будет  очень
тяжело, особенно на первых порах!
     Идете, идете,  а  потом вдруг незаметно ловите  себя  на том, что снова
шуруете,  как  деловая  колбаска.  Через 15  минут  в отражении какой-нибудь
витрины вдруг заметите, что на Вас смотрит харя!
     Вам предстоит борьба! Чтобы  противостоять давлению среды,  стремящейся
стереть Вас в порошок, и остаться самим собой, нужно волевое принуждение!
     Через  некоторое время  после  начала  занятий  стали  появляться такие
интересные проблемы. Один наш энтузиаст говорит:
     --  Я потерял очки. В  свое время  их  из  Франции  привез. Столько лет
носил, а теперь где-то оставил.
     А почему  потерял?  Потому  что  надобность  в них  начала  исчезать. У
другого  кишечник  заработал.  Третий  стал слышать,  а  проблемы  со слухом
тянулись еще с детства. Улучшения отмечались у всех.
     От  полученного  результата  у  меня начала "съезжать крыша". Я не  мог
понять,  почему  люди столько лет  болеют, а от  какой-то идиотской  осанки,
улыбки они выздоравливают.
     Тогда  в  лабораторных  условиях  мы  начали изучать,  какие  изменения
происходят   в   организме.   И   таким   образом  один   случай   обернулся
фундаментальным открытием в науке.
     А что же стало с оператором и режиссером? Оператор  похудел, его вес до
сих пор держится на уровне примерно 85 кг. Вылечился от своих болячек.
     Но самый большой  успех  из  нас троих был у  режиссера. Несколько  лет
назад  они  с женой развелись,  потому  что  он  каждый  день  закладывал за
воротник. Бросил пить и опять женился на своей жене.

М.С. Норбеков

+2


Вы здесь » Победить онанизм » НЕФОРМАТНИК » Позитивные рассказы из жизни